Василий Славин: «Назвать гандбол бизнес-моделью вообще очень сложно»

Василий Славин: «Назвать гандбол бизнес-моделью вообще очень сложно»

Мужской гандбольный клуб ЦСКА перед запланированной паузой чемпионата России частично обновил состав, но игроки не успели окончательно сыграться из-за наступившей пандемии коронавируса. Исполнительный директор «армейцев» Василий Славин рассказал, с какими проблемами столкнулась команда в период самоизоляции, как игроки переживают приостановление сезона, а также поделился желанием доиграть сезон и составить конкуренцию ближайшим соперникам.

«Никто не хочет завершать сезон на четвёртом месте»

— Финальные этапы почти два месяца как приостановлены. Сразу посчитали это разумным решением? Или было желание, например, как у волейбольных команд, продолжить первенство?

— Сразу было понятно, что это разумное решение, в том числе с чисто психологической точки зрения, так как многие переживали из-за опасности для здоровья. Нужно было переждать этот этап — надеемся, он скоро завершится.

— А ребята в команде переживали?

— Да, они и сейчас переживают, и ещё больше беспокоятся, что чемпионат не продолжится. Нас, конечно же, не устраивает позиция, на которой мы можем завершить чемпионат. На данный момент мы располагаемся на четвёртом месте в турнирной таблице, и так завершать сезон никто не хотел бы.

— Как сейчас обстоят дела в команде? Тренировки в привычном понимании на неопределённое время стали невозможны.

— Сейчас ребята тренируются удалённо, онлайн, используют программу для видеоконференций. Наш тренер по общей физической подготовке даёт упражнения, которые позволяют хоть как-то поддерживать спортивную форму. Тренеры разбили занятия на определённые циклы, стараемся их придерживаться и держать ребят в тонусе, насколько это возможно в режиме самоизоляции.

— В случае если на такой тренировке игроки потянут мышцу или получат микротравму, как действовать, учитывая, что нет прямого доступа медицинского персонала?

— Вероятность этого минимальна — все упражнения подбираются очень тщательно. К тому же все ребята профессионалы, оказать минимальную помощь смогут самостоятельно. В случае микротравм тренер освободит от занятий. В целом же это просто поддерживающие упражнения.

— Вы тоже удалённо работаете? Или трудитесь из офиса?

— Весь наш офис перешёл на удалённый формат работы ещё с марта. Периодически, конечно, приходится лично куда-то выезжать по рабочим вопросам. Но в целом стараемся не нарушать режим самоизоляции.

— Федерация гандбола России предложила досрочно завершить чемпионат. Уже обсуждали это с коллективом? Какой позиции придерживаетесь?

— Финальное решение ФГР будет зависеть от позиции федеральных властей по продлению режима самоизоляции и от результатов заседания Европейской федерации гандбола, которое пройдёт 24 апреля. У нас было голосование клубов, где мы выступали за то, чтобы продолжить и полноценно доиграть чемпионат, если у этого будут объективные возможности. Если, соответственно, объективных возможностей не будет, ведь сейчас, по ощущениям, самоизоляция может продлиться и до конца мая, то чемпионат необходимо завершать.

Все в команде рвутся в бой! К тому же у нас есть игроки, которые после текущего сезона перейдут в другие клубы, и им, конечно, тоже не хочется уходить с четвёртым местом. Да и в целом в этом сезоне мы провели мощную трансферную кампанию, к нам пришли много новых ребят, которые уже сейчас хотят показать, на что они способны, а не ждать старта нового сезона.

Но обстановка такая, какая есть. Пока наблюдаем. Откровенно говоря, сложившаяся ситуация в команде всех беспокоит, но никаких реальных возможностей на неё как-то повлиять у нас нет. Как и проводить полноценные тренировки. А ведь все понимают, что для возвращения в игровую в форму потребуется ещё три-четыре недели после старта нормальной подготовки.

— Вы действительно провели сильную трансферную кампанию. Сколько времени ушло на адаптацию? И смогли ли новички до конца понять философию команды, учитывая неожиданную самоизоляцию?

— Последний новичок приехал в начале марта, практически за несколько дней до финала Кубка России. Остальные игроки приезжали в течение января и февраля. По большому счёту, времени, чтобы адаптироваться в коллективе и прочувствовать игровые возможности партнёров, было очень мало. Мы, конечно, рассчитывали на то, что в апреле будет пауза, хотели провести ещё один сбор командный, после чего уже в полную силу выйти в плей-офф. К сожалению, пандемия отменила эти планы.

Все ребята — игроки хорошего уровня. Но всё-таки гандбол — это командная игра, очень важно, чтобы все в команде «почувствовали» друг друга, чтобы тренер понял, на кого в каких ситуациях можно рассчитывать.

Но надо понимать, что наша трансферная стратегия — долгосрочная, мы шли к этому не один сезон, и финальные цели ещё также не достигнуты. Главная задача, конечно же, — выступать на высоком уровне не только во внутреннем чемпионате, но и на международной арене, собрать коллектив, который сможет этого добиться.

— Опустим ситуацию с коронавирусом, представим, что у нас продолжается чемпионат. Сколько времени нужно новым игрокам, чтобы полностью влиться в коллектив?

— Обычно для этого достаточно полутора-двух месяцев, потому что в летнее межсезонье в команду приходят новые игроки, проводятся сборы, турниры, и уже к сентябрю считается, что коллектив готов. Если бы внутренний чемпионат продолжился, то к финальной стадии процесс полной адаптации завершился бы уже у всех новичков.

— Единственными, кто продолжает различные турниры, остаётся Республика Беларусь. Как к этому относитесь?

— Если там не видят глобальной проблемы в ситуации с пандемией, может быть, они лучше контролируют ситуацию или число заболевших не так стремительно растёт, я не могу судить, я не эксперт. Следить за матчами, конечно, интересно. У нас в России сейчас нет возможности проводить игры даже при закрытых трибунах, хотя многие с удовольствием бы смотрели гандбол хотя бы онлайн.

«Назвать гандбол бизнес-моделью вообще очень сложно»

— Многие спортивные функционеры говорят о том, что в России сложно говорить о спорте в целом как о бизнесе. Баскетбол, например, история совсем не про прибыль. Некоторые футбольные клубы находятся в финансовой яме. Что можно сказать о гандболе? Насколько это успешная бизнес-модель?

— Назвать гандбол бизнес-моделью вообще очень сложно. Для того чтобы гандбол стал восприниматься как эффективное вложение для спонсоров, нам необходимо пройти серьёзный стартовый период. Многие клубы сейчас наконец-то начинают понимать важность маркетинга, пиара, работы с прессой и зрителями. Это даёт свои плоды, но подобный процесс не может быть быстрым.

Насколько мне известно, уже сейчас многие региональные команды достаточно неплохо работают со спонсорами, но это всё равно не даёт необходимого притока денег. Если, например, брать Европу, то там клубы существуют за счёт спонсорства, рекламы и зрителей. Ситуация в России от такого формата пока максимально далека. Очень остро стоит в том числе вопрос арен: многие клубы, даже в Суперлиге, играют фактически в спортшколах. Чтобы можно было в будущем говорить о бизнесе, нужно активно начинать строить ФОКи по всей стране. Функциональные, современные, где комфортно будет и спортсменам, и зрителям.

— Когда можно будет говорить о гандболе с точки зрения прибыли, учитывая его не самую большую популярность в России?

— Очень сложно об этом судить. Необходим очень успешный период в 3–5 лет, в который не только медиа будут активно задействованы в продвижении вида спорта, но и спортивные результаты будут на впечатляющем уровне. В первую очередь — на международных аренах. У нас, по сути, пять-шесть клубов могут похвастаться качественными игроками и сильным красивым гандболом. Но насколько это соответствует европейскому уровню? Наверное, не сильно. Бундеслига, например, на порядок выше нас.

— В какой момент интерес к гандболу в России стал падать? Почему так произошло?

— Это исторический вопрос, на который сложно ответить. В начале 90-х интерес к гандболу стал сходить на нет в первую очередь на уровне государства. Очень многие хорошие и сильные игроки стали уезжать в Европу. Пошла просадка и во внутреннем чемпионате, и по детскому гандболу, а ведь это — основа всей системы.

Сейчас на всех уровнях стараемся ситуацию исправлять. Например, в московском УОР № 2 реализуется совместный проект с департаментом спорта города Москвы, многое делается для развития и поддержки юных гандболистов. Там же базируется наш дубль. Но в целом по России нельзя сказать, что качество тренировочного процесса, условия, в которых занимаются ребята, соответствуют мировым.

К тому же многие родители банально не хотят отдавать детей в этот вид спорта. Выбирают те, где ребёнок в будущем потенциально сможет заработать больше денег, — футбол, хоккей, баскетбол.

— Но в гандболе небольшие финансовые затраты для родителей.

— Небольшие. Я бы даже сказал, что их практически нет. При этом в большинстве училищ талантливые ребята вообще живут на полном обеспечении.

— В таком случае выгоднее и безопаснее детей отдавать в гандбол, чем в тот же футбол.

— Наверное, родители видят в футболе больше перспектив. Детей и в гандболе много, но, опять же, надо говорить об уровне и процессе подготовки. Во многих странах Европы всё организовано именно так, как должно: интернаты спортивного типа, училища, где дети несколько лет безотрывно живут и получают образование, хороший тренировочный процесс, после чего выпускаются готовые игроки.

В России же, во-первых, тренеров хорошего уровня можно пересчитать по пальцам. А во-вторых, все понимают, что вероятность получать большие деньги в гандболе невысока. Да, есть игроки, которым удалось перебраться в Европу и очень хорошо там устроиться в смысле заработка. Есть и клубы в России, которые готовы платить достойные зарплаты. Но это, конечно, общую ситуацию меняет незначительно.

Вот, например, обычная российская школа, чем занимаются на уроках физкультуры? Волейбол, футбол, баскетбол, зимой — хоккей и лыжи. Вот на каком уровне важно добавлять гандбол сейчас, и возможно это только при поддержке государства. Тогда дети могут заинтересоваться, проявить себя, пойти дальше уже в гандбольное училище, да хотя бы элементарно узнают, а что это за вид спорта. Ведь чаще всего мы вообще сталкиваемся с вопросами из категории: «А гандбол — это что? Это когда в бассейне с мячиком?» Очень важно при этом обеспечить достойные зарплаты тренерам, чтобы в эту профессию хотели идти.

Сохранить спорт можно только со значительной и активной поддержкой государства

— В связи с пандемией коронавируса многие спортсмены в различных видах спорта договорились с руководством о снижении зарплат. Обсуждалось ли это в ЦСКА? К чему пришли?

— Да, у нас произошло сокращение зарплат на 1/3. Это коснулось всех, не только спортсменов, но и сотрудников офиса. Сейчас трудно всем. Эти меры были восприняты всеми с абсолютным пониманием и поддержкой.

— И как сохранить спорт высших достижений в целом, учитывая, в какой экономической ситуации он сейчас находится?

— Только со значительной и активной поддержкой государства. Если говорить про гандбол, то многим клубам помогают региональные бюджеты. Как все они переживут нынешнюю ситуацию с пандемией, какие для них будут экономические последствия — не берусь судить.

— Как привлечь государство к этой проблеме?

— В ситуации с пандемией в государственной поддержке нуждаются, пожалуй, вообще все сферы. В российском парламенте есть достаточное количество спортсменов — надеемся, они смогут донести специфику нашей ситуации, ведь у нас остро стоит не только вопрос простоя и отсутствия прибыли — такой значительный перерыв в качественных тренировках может стать критичным для очень многих спортсменов.

Если же глобально говорить о плачевной ситуации в российском гандболе, то уже есть готовые, разработанные программы, над реализацией которых активно трудится наша федерация и лично её президент. Но для успеха будут крайне важны и спортивные победы. У нас сейчас более чем достойно на мировом и внутреннем уровне выступают женщины. Но всем нам необходимо очень серьёзно работать по всем фронтам: от национальных сборных до детских школ.

«Нам есть чем удивить «медведей»

— Ваш клуб совсем недавно пережил ребрендинг. Насколько это оказалось затратной историей, сказалось ли на финансировании, какие перспективы открылись перед клубом сейчас?

— Конечно же, определённые финансовые потери мы понесли, но не критичные. И в целом на финансировании клуба эта ситуация никак не сказалась. Сейчас мы оцениваем перспективы как позитивные: уже есть успешный опыт женского ЦСКА, наработанные хорошие отношения ФГР и Министерства обороны. Через год-два у нас наконец-то появится собственная арена, гандбольная, предназначенная не только для игр женского и мужского клубов, но и для сборных. Это очень важно как для команд и зрителей, так и для города в целом — ведь на данный момент в Москве нет ни одной именно гандбольной арены, также совсем плохо с аренами, даже мультифункциональными, которые отвечали бы требованиям международных гандбольных первенств.

— В мужском чемпионате долгое время лидируют «Чеховские медведи». Что нужно сделать, чтобы сдвинуть их с пьедестала?

— Иметь хорошую сыгранную команду под руководством хорошего тренера. У нас всё это есть. Я думаю, если бы не карантин, результат встреч в плей-офф был бы в нашу пользу, хотя, конечно же, точный прогноз дать было бы очень сложно. Сейчас ждём завершения периода самоизоляции, возобновления тренировок и новых встреч с титулованными соперниками. Уверены, нам есть чем их удивить!

— Как сами проводите время на самоизоляции?

— Наверное, так же, как и большинство. Хоть и удалённо, но работаю, потому что мой рабочий график никуда не делся. Плюс уделяю сейчас больше времени семье и спорту. Тренируюсь дома, в том числе вместе с детьми. У нас их много (смеётся), со всеми не всегда успеешь как-то провести время, уделить достаточно внимания. Раньше и с супругой, и с детьми виделись утром-вечером, теперь проводим больше времени все вместе. Находим в этой ситуации свои маленькие радости, стараемся оставаться на позитиве!

News.ru

Источник: hand-ball.ru