Пресса 23 апреля. Спорт-Экспресс. «Все недолюбливают «Зенит». Но если клуб может много себе позволить, что тут такого». Острое интервью волейболиста Клюки

Откровенное интервью одного из лучших волейболистов мира.

 

Новым гостем Владимира Иванов в прямом эфире Instagram стал чемпион Европы-2017 и двукратный победитель Лиги наций в составе сборной России Егор Клюка. Он рассказал, что слухи о его переходе из «Факела» в питерский «Зенит» — правда.

 

— Егор, вопрос, который волнует всех. Где вы будете играть в следующем сезоне?

 

— Из-за коронавируса все пока на паузе, многое перевернулось с ног на голову. И утвердительно сейчас что-то говорить сложно. Но переговоры с питерским «Зенитом» действительно ведутся.

 

— Алексей Вербов говорил, что пока не подписал контракт с «Кузбассом», потому что из-за пандемии это проблематично. Но предварительные договоренности уже есть. В какой стадии все у вас?

 

— В стадии того, что я готов поменять свою жизнь. Когда-то этот шаг все равно надо будет делать. Посидев и подумав — а размышлял я еще до пандемии, в спокойной обстановке — решил, что готов на изменения в жизни ради себя, карьеры, жены и так далее. Факторов — много.

 

Базовый клуб сборной — это полезно для страны

 

— Почему именно сейчас? Почти после каждого сезона в «Факел» поступали предложения по поводу вас. От той же Казани, которая была лучшим клубом мира.

 

— Никто не пытается залезть в мою шкуру, понять, почему так. Я же не могу пожизненно быть в «Факеле». Все что мог, я отдал. Наверное, мог бы отдать и больше. Но мало кто задумывается, что это тяжело в плане тех же перелетов. Тренируемся в одном месте, играем в другом. У меня появилась семья, хочется проводить с ней больше времени. А постоянно находиться в самолете тоже не классно. Но многие могут думать, что все дело в финансовых условиях.

 

— Наверняка так и будут говорить.

 

— Пускай, я не против. Но главный фактор — выйти из условной зоны комфорты. Встряска может дать профессиональный рост. Понятно, что момент сейчас неоднозначный — у меня еще год контракта с «Факелом».

 

Но пришло понимание, что я готов что-то поменять в своей жизни. И считаю это довольно сильным поступком. Потому что когда ты встал в колею и у тебя все хорошо в одном клубе, не каждый захочет что-то менять. Но карьера не такая долгая. Хочется прогрессировать. Менять свою жизнь. Когда я понял, что готов, начались переговоры. Все были в курсе.

 

— То есть они проходили не втихую?

 

— Конечно нет. Я спокойно говорил на эту тему, приводил свои доводы. Какие? Отдал много лет клубу, и часть меня навсегда останется в «Факеле», но рано или поздно этот момент должен наступить. Как бы болельщики меня ни чихвостили — мол, какой я наглец, посмел променять «Факел». Но это жизнь и естественно, что я хочу лучшего для своей семьи и для себя как для спортсмена.

 

— Вряд ли многие будут чихвостить, вы же нормально уходите, без скандала.

 

— Понятно, что все недолюбливают «Зенит». Но, блин, если клуб может себе позволить подписать игроков, почему он не должен этого делать? Каждый года там покупаются сильные игроки, и я ничего плохого в этом не вижу.

 

— Было ли принципиальным моментом, что в «Зенит» переходят еще Виктор Полетаев, Антуан Бризар? С учетом того, что в Питере уже четыре-пять сборников, компания подбирается крепкая.

 

— Про Бризара я не думал, а вот по поводу наших — да. Когда рассматривал варианты, для меня было важно несколько факторов: город, тренер и русские парни в команде. В «Зените» есть сборники и это очень важно для меня. Когда-то озвучивалось, что Питер будет базовым клубом сборной — мне кажется, это полезно для страны. Будут нарабатываться связки, этот слаженный механизм будет переходить и на сборную.

 

В свое время так объединялись в Бразилии — за год до Олимпиады они съезжались костяками человека по четыре в клуб — шестеренки отлаживались.

 

Лучший тренер в карьере

 

— Туомас. Насколько вам импонирует его стиль?

 

— Очень импонирует. Я уже читал, что Макс оценил его работу по-своему (Михайлов назвал Саммелвуо мягким тренером. — Прим. «СЭ»). Тут вопрос в русском менталитете. Некоторым игрокам нужен пинок под зад, но кто-то может дать его себе сам, а кому-то нужен тренер. Для меня слов Туомаса вполне достаточно. И он может быть по-своему жестким.

 

Думаю, некоторые смотрят на него через другую призму. Он молодой тренер, а у нас есть очень титулованные игроки. Я-то не настолько именит, чтобы открывать свой рот. В моем положении надо уважительно относиться к любому тренеру.

 

И если говорить про жесткость, то мне ее не надо. Расскажите, что и как надо делать, и я буду стараться выполнять.

 

— Есть стереотип, что для русских игроков подходит только жесткий тренер. Такой как Шляпников. Который все держит в ежовых рукавицах. А демократия при нашем менталитете не работает.

 

— У нас все-таки новое поколение. Многие выросли еще при той, жесткой системе. Поэтому они и привыкли к ней. Но все меняется. И те методы, наверное, уже не так сильно подходят. Жесткость должна быть, но оправданной. Главное, мне кажется, не это, а уважение. Уважение — та база, на которой все строится.

 

— В сборной вы работали с титанами: Алекно, Шляников, Саммелвуо. С кем было комфортнее?

 

— Все они оставили огромный след. Алекно дал очень много в плане базы и выписал массу авансов. Какие-то я оправдал, какие-то нет. Сергей Константинович тяжелый человек и тренер. Но я был молод и воспринимал все спокойно. А вот тем, кто постарше жить в этой ультрадисциплине было действительно тяжело. Я же наоборот успокаивал голову — все было четко расписано, не надо было особенно задумываться. Спустя время понял, что это дало плюсы по части дисциплины. Даже в плане быта. Где-то это было чересчур, но что поделать? Такой человек. У Туомаса вообще свой подход. Много нового, мне интересно, и я стараюсь почерпнуть что-то из этого.

 

— В иностранном клубе когда-нибудь поиграть хотели бы?

 

— Это одна из глобальных целей. В Италии очень интересный чемпионат. Есть еще Азия со своим волейболом, но, думаю, это уже на конец карьеры.

 

Беседовал Владимир ИВАНОВ

Источник: volley.ru