Николай Цулыгин: «Есть недосказанность, но решение завершить сезон верное»

Николай Цулыгин: «Есть недосказанность, но решение завершить сезон верное»

Владимир Бакулин

специально для khl.ru
Главный тренер «Салавата Юлаева» Николай Цулыгин в эксклюзивном интервью KHL.RU о решении Лиги досрочно завершить сезон, работе с легионерами, потолке зарплат в КХЛ, желании продолжить работу в родной команде и многом другом.

«Салават Юлаев» в очередной раз заметно преобразился в плей-офф, выдав суперсерию с омским «Авангардом» и пробился во второй раунд. В первый год своей работы в качестве главного тренера «юлаевцев» Цулыгин дошёл до финала Восточной конференции, завоевав бронзовые медали чемпионата. 

«Мы обыграли не Хартли, а «Авангард»

— Николай Леонидович, какие впечатления остались у вас от досрочно завершившегося сезона?

 — Он получился достаточно интересным. Новый опыт, новые ситуации, многое удалось для себя почерпнуть. Конечно, приятно, что прошли первый раунд плей-офф, но, в то же время, очень жаль, что всё вот так завершилось. Есть недосказанность... Очень интересно было бы сразиться с таким грозным соперником, как «Ак Барс». Хотелось проверить себя, всю команду в играх против Казани. Но что есть, то есть. Обстоятельства сложились так, а не иначе.

— На ваш взгляд, решение КХЛ досрочно завершить сезон было единственно верным, исходя из сложившейся ситуации?

 — На мой взгляд, это было абсолютно верное решение. Хоккей – игра для болельщиков. Играть при пустых трибунах – это совсем не то, плюс — нависла угроза здоровью не только хоккеистов, болельщиков, но и тех людей, которые работают в клубе и организовывают матчи. 

— Одним из вариантов продолжения плей-офф был групповой турнир с шестью командами. Как вы отнеслись к такому варианту?

 — Честно говоря, никак. Это уже не спортивный принцип и совсем не то, чего все ждали.

— Эмоции от того, что взяли реванш у Боба Хартли за поражение годичной давности ещё остались?

 — Мы обыграли не Боба Хартли, а команду «Авангард». Если честно, я даже не думал о тренерской конкуренции. Конечно, было очень приятно победить, потому что почти никто в нас не верил. А мы смогли себе доказать главное: соперник будет играть так, мы ему позволим. И если выложимся по полной — можем победить любого.

— Какой сезон из двух во главе команды стал для вас более сложным и почему?

 — Я как-то не задумывался…Оба сезона были очень интересными. Сложности всегда есть, но они и существуют, для того, чтобы их преодолевать.

— Разные размеры площадок в завершившемся сезоне сильно сказались на игре «Салавата Юлаева»?

 — В зависимости от вида площадок нужно менять тактику. Есть хоккеисты, которые лучше действуют на одних и хуже — на других. У нас в команде более техничные ребята, любят свободный лёд, на котором больше пространства. Поэтому мы старались придерживаться своего плана - площадка в Уфе европейского размера. 

На финских, кстати, у нас тоже более-менее получалось. А вот на канадских уже возникали трудности. Мы прекрасно понимали, что они появятся, но, не ломая свою игру, старались приспосабливаться. Да, случались и поражения, но ребята в любом случае выходили и бились в каждом матче вне зависимости от размеров площадки.   

Николай Цулыгин: «Есть недосказанность, но решение завершить сезон верное»

— В межсезонье в «Салавате Юлаеве» поменялось несколько тренеров: с вратарями стал работать Йон Эман, над «физикой» — Матиас Сарвела, а вашим помощником стал известный в прошлом нападающий Андрей Сидякин. Насколько быстро ребята смогли влиться в коллектив?

 — Очень быстро. Что касается Андрея Сидякина, то мы сразу оговорили задачи, которые ему предстояло решать. Андрей помогал нам по физической подготовке, на земле, выходил на лёд. Плюс видеопросмотры, отслеживание изменений в правилах, – всё было на нём, и он полностью справился. Матиас Сарвела привнёс больше активности и агрессии.

Что касается тренера вратарей, то здесь очень просто. Мы разговаривали с Йоном Эманом только о вратарях соперника. Всё остальное - его индивидуальное общение с Юхой Метсолой и Андреем Кареевым. В работу Эмана мы сильно не лезли, у неё своя специфика. Естественно, обозначали задачи, а дальше вратари и тренер уже занимались сами. 

— Изменили ли вы кардинально предсезонную подготовку?

 — В позапрошлом году мы готовились непосредственно к каждому предсезонному турниру, ставя задачу хорошо на нём выступить. Перед нынешним сезоном хотели подвести команду непосредственно к началу чемпионата. Поэтому дали игрокам другие нагрузки. Если в первом сезоне очень хотелось побеждать на летних турнирах, то теперь главной  целью участия в них стала ротация молодых хоккеистов, разбор их игры. 

Что касается самого чемпионата — сложно что-то поменять, когда играешь через день. Главное – восстановление. Плюс — из-за участия в Кубке Шпенглера у нас получился очень плотный график в чемпионате, особенно перед Новым годом, когда мы обогнали другие команды на шесть игр. А затем наоборот догоняли, потому что все уже ушли вперёд. 

— После неудачного выступления на Кубке Шпенглера, куда «Салават Юлаев» отправил не самый боевой состав, клуб критиковали.

 — Мы пытались выиграть, при этом взяли в Швейцарию молодых. Ребят, про которых ещё год назад говорили: «Они должны играть в первой команде». В итоге они не смогли дать тот результат, который был нужен. Это, кстати, один из ответов, почему они не пока не могут играть в первой команде. 

А к критике я относился с пониманием. Да, нужно было, чтобы название команды зазвучало в Европе. Не получилось, и в этом есть наша вина. Но, с другой стороны, впереди был остаток регулярки и плей-офф. Что сказали бы критики, если бы мы выиграли Кубок Шпенглера, а затем не попали в восьмёрку или вылетели в первом раунде? 

— Вы не задумывались над вопросом, почему «Салават Юлаев» проиграл большинство матчей топ-командам КХЛ в регулярном сезоне? Причём проиграл либо в одну шайбу, либо в овертайме, либо в серии бросков…

 — Сложно ответить на этот вопрос. Бывали периоды, когда мы играли с сильными командами несколько матчей подряд. В некоторых реально не повезло - переигрывали соперника по всем показателям, но не могли забить. Самое главное — у ребят было понимание, что происходит. Тому же «Авангарду» мы один раз уступили по буллитам, трижды проиграли. Но это никак не повлияло на команду в плей-офф. Все понимали, в чём именно не доработали и где нужно добавить. 

— Второй год подряд «Салават Юлаев» преображается в плей-офф. Команду не узнать. Как это объяснить?

 — У нас очень хороший коллектив. Ребята понимают, что и когда нужно делать. Весь сезон работать так, как будто ты в плей-офф, очень сложно психологически и физически, бывают спады. Самое главное, чтобы к началу розыгрыша Кубка Гагарина команда была готова. 

Николай Цулыгин: «Есть недосказанность, но решение завершить сезон верное»

«У легионеров были проблемы из-за закрытия границы»

— Какая атмосфера была в команде когда пошли новости о пандемии коронавируса? 

 — Ребята пытались тренироваться... Но везде ведь телевизоры, на каждом углу про это говорят. Естественно, они чуть отдалились от хоккея и ушли в эти переживания. Однако мы всё равно каждый раз говорили: «Да, это происходит, но сейчас есть шестьдесят минут, которые нужно отработать на полную, про всё забыть и быть готовыми к играм». 

— Кто больше переживал, российские игроки или легионеры?

 — Переживали мы все одинаково. Единственное, у легионеров была проблема в том, что они не смогут уехать домой из-за закрытия границы. Информация уже пошла, и это был очень сложный для них момент. Их семьи дома, ребята могли на два месяца остаться тут без родных. Кстати, так случилось с Виталием Ячменёвым: он остался здесь и не может вернуться домой в Канаду. Не знает, что делать. Звонил в посольство, но там сказали, что граница закрыта. Ждите, когда откроют. И так могло произойти со всеми остальными.

— В СМИ по ходу чемпионата регулярно появлялась информация, согласно которой «Салават Юлаев» возглавит Милош Ржига. Такие разговоры сильно отвлекали вас от работы?

 — Нет, наоборот, стимулировали. Если ты работаешь тренером, то должен быть готов к таким вбросам. Такова работа журналистов, за это они получают деньги. Отношусь к этому с пониманием. Я должен делать свою работу, они — свою. Известно давно: есть результат – ты молодец, нет результата – виноват тренер.

— Удалось ли вам реализовать то, что было задумано перед стартом сезона на сто процентов?

 — Нет. Есть моменты, когда ты бы хотел сделать что-то иначе, но ситуация не позволяла. Это касается и качества игры, и чего-то другого. Например, семейные дела ребят тоже сильно влияют на игру, поэтому приходилось серьёзно менять какие-то вещи. Всего задуманного сделать не получилось, но многие трудности преодолели. Через общение, через общее понимание наших задач. 

— Каковы ваши главные принципы в работе?

-  В первую очередь — честность и справедливость. Второе — строя игру, я всегда исхожу из сильных сторон своих хоккеистов. Нет смысла заставлять толкаться игрока, который любит работать с шайбой. И в этом сезоне мы как раз пытались искать сильные стороны ребят, развивать их. Естественно, есть и общие требования, которые должны выполнять все. 

Николай Цулыгин: «Есть недосказанность, но решение завершить сезон верное»

«У меня не было проблем в работе с Умарком» 

— Прошлым летом «Салават Юлаев» покинули несколько лидеров: Антон Бурдасов, Владимир Ткачёв, Йоонас Кемппайнен. Насколько их удалось заменить?

 — Неправильно говорить, что кто-то лучше, а кто-то хуже. Те ребята, которые пришли им на смену, выполнили свою работу. Была проблема в начале чемпионата – мы искали оптимальные сочетания и для большинства, и для игры в равных составах. Игрокам нужно было притереться.

— Сакари Маннинену было действительно сложно адаптироваться к новой стране, к новой команде? Почему у него получился такой скомканный сезон?

 — Ему нужно было привыкнуть к стилю игры того же Умарка. Маннинен более скоростной, более прямолинейный, умеет быстро переключаться. Линус же любит работать с шайбой. И получилось так, что Сакари приходилось играть без неё, а это не самая сильная его сторона. Ему пришлось перестраиваться, и в какой-то момент мы даже переставили его к Сошникову. У них начало получаться, Сакари почувствовал, что может играть хорошо, понял стиль игры, уяснил, как действует Умарк. К концу регулярного чемпионата мы опять поставили их вместе, и они показали тот хоккей, который должны были показывать. 

Николай Цулыгин: «Есть недосказанность, но решение завершить сезон верное»

— Летом команду пополнил Никита Сошников. Вы долго размышляли над его переходом, ведь были опасения, что после череды травм в НХЛ он мог не выйти на свой прежний уровень. 

 — Мы общались с ним, созванивались. Сначала изучили все медицинские справки, сделали выводы. Решающим же стал наш с ним разговор по телефону. Я спросил, с какими задачами он едет в Уфу, каким видит этот сезон. Мне понравилась его заряженность, Никита реально хотел играть. У него очень хороший бросок. Когда нашли ему оптимальное место в большинстве  – он воспользовался этим на все сто процентов. 

— В очередной раз лучшим бомбардиром «Салавата Юлаева» стал Линус Умарк, который уже успел попрощаться с уфимскими болельщиками, объявив об уходе. Вам было сложно с ним работать?

 — Нет, абсолютно. В прошлом году мы много разговаривали в тяжёлые моменты, например, когда он очень долго не мог забить. Много отдавал передач, но никак не мог отличиться. Я считаю, что он понимал все наши требования. Когда не было Гриши Панина, доверяли ему и роль капитана. Если раньше говорили, что Линус играет на себя, то теперь он реально стал помогать команде. 

— Юха Метсола, безусловно, является лидером команды и прекрасным вратарём. И всё же, почему финн сыграл не так ярко, как в первом сезоне в «Салавате Юлаеве»?

 — Ты не можешь постоянно так играть -  ты человек. Его признали лучшим вратарём КХЛ, а это уже определённое давление. Юху звание ни капли не расслабило, он приходил на арену раньше всех, занимался, отдавался своей работе на 300 процентов. Возможно, долгий прошлый сезон на нём  как-то сказался... Когда ты играешь на пределе — организм изнашивается. Но, когда нужно, он брал себя в руки. Возможно, Юха не сыграл супер в этом сезоне, но он сыграл хорошо.

Николай Цулыгин: «Есть недосказанность, но решение завершить сезон верное»

«Желание остаться в «Салавате Юлаеве» у меня огромное»

— Со следующего сезона в КХЛ вступает в силу жёсткий потолок зарплат. Эта мера пойдёт на пользу «Салавату Юлаеву» и Лиге?

 — Сложно сказать, потому что я никогда не вникал в зарплатные ведомости. Но если останусь на следующий год работать в «Салавате Юлаеве», понимаю, что нужно будет тщательнее смотреть на соотношение цена-качество. После введения потолка Лига будет ровнее. Уже этом сезоне, особенно на Востоке, все до последнего бились за плей-офф. 

— За два года работы в топ-клубе КХЛ вы изменились как человек и как тренер?

 — Как человек, думаю, не изменился, как тренер – да. Стал уделять больше внимания нюансам, более требовательно относиться к мелочам. Понял, что иногда не нужно ничего говорить, потому что это не поможет. Прежде, чем сказать, стал анализировать. Каждое слово должно быть в помощь, а не просто для того, чтобы выпустить пар.

— Ваш контракт с «Салаватом Юлаевым» подходит к концу. Есть ли у вас желание продолжить работу с командой?

 — Желание остаться — огромное. Я здесь родился, вырос, в Уфе моя жизнь. Мне хотелось бы работать здесь постоянно. 

— Каковы ваши ближайшие планы? Не устали от хоккея?

 — От хоккея я не устал. Быть в хоккее – это удовольствие, даже тогда, когда возникают сложные моменты. Что касается планов — сейчас у нас есть лёд по желанию для тех ребят, которые остались в Уфе. Они самостоятельно тренируются, да и мы выходим с ними, играем. Конечно же, семья, дети. Хочется поехать на свежий воздух куда-нибудь в деревню, побыть с родными, потому что в чемпионате это не так часто удавалось сделать — постоянно были в разъездах. Хочется ещё раз проанализировать сезон и понять, что можно изменить в лучшую сторону.

ДОСЬЕ

Николай Леонидович ЦУЛЫГИН

Родился 29 мая 1975 года в Уфе

Карьера игрока: «Cалават Юлаев» 1990—1994, 1999—2000, 2000—2002, 2004—2006, ЦСКА 1994—1995, «Балтимор Бэндитс» 1995—1997, «Анахайм Майти Дакс» 1996—1997, «Форт Уэйн Кометс» 1996—1997, 1998—1999, «Цинциннати Майти Дакс» 1997—1998, «Ак Барс» 1999—2000, «Северсталь» 2000—2001, «Металлург» Магнитогорск 2002—2003, «Нефтехимик» 2002—2004, «Динамо» Москва 2004—2005, «Сибирь» 2006—2007, «Торпедо» 2007—2008.

Достижения в качестве игрока: серебряный призёр юношеского чемпионата мира (1993), бронзовый призёр молодёжного чемпионата мира (1994), чемпион России (2005).

Карьера тренера: «Толпар» 2015—2017, «Салават Юлаев» 2017 – по настоящее время.

Достижения в качестве тренера: бронзовый призёр чемпионата КХЛ (2019).

Источник: khl.ru